Противоречие биоразнообразия в городе

Автор: ЭКОУРБАНИСТ

Биоразнообразие кажется безусловным благом для городских экосистем, но не всякое его проявление является желанным для горожан. Создавая природоподобные решения, мы ищем компромисс между эстетикой, безопасностью и устойчивостью. Обсудили, как найти верный баланс природного и городского, с заместителем директора Ботанического сада МГУ Александром Раппопортом.

Автор: Александр Раппопорт

Биоразнообразие – комплексная тема. В урбанистическом дискурсе мы привыкли работать с ним с помощью растений. При этом в городах также есть насекомые, животные и множество других участников сообществ. Как очертить границы биоразнообразия в городской среде?

С одной стороны, мы, как горожане, любим биоразнообразную среду, но, с другой стороны, не до конца понимаем, где проходит грань между комфортным биоразнообразием и неприятным диким лесом, совершенно не подходящим городу.

Сейчас это обсуждают многие: биологи, экологи, экоактивисты и защитники природы, выступающие против благоустройства природных зон. Как биолог я их хорошо понимаю, ведь каждый уложенный бордюр в парке – это ряд изменений в условиях экосистемы. Нарушаются водотоки, меняется почвенная среда, страдают корневые системы.

С другой стороны, мы живём в городе, поэтому те или иные изменения неизбежны. Если рядом с нами будет большое количество муравьёв, разведутся кабаны и лоси, то горожане не будут счастливы. Показательный пример – клещи. В последние десять лет их стало так много, что понадобилась практически повсеместная обработка. Хотя это всё ещё биоразнообразие видов.

Как в таком случае определить, когда биоразнообразия достаточно?

В первую очередь, биоразнообразие экосистемы – это пищевые цепочки с растениями, травоядными и хищными животными, а также редуцентами. Так выглядит полная природная пищевая цепочка, которых в экосистеме может быть много.

Обычно горожане рады встретить в парке белочек, это воспринимается как хорошее биоразнообразие. Но стоит появиться в городе лисам, возникает дискуссия. Кто-то умиляется, а кто-то говорит, что это разносчики бешенства. Следующий шаг этой же цепи биоразнообразия – волки и медведи, которых мы можем встретить уже в Подмосковье. В городе такое биоразнообразие точно не нужно. Таким образом, мы готовы остановиться в пищевых цепях на травоядных животных и отсечь большую часть хищных.

Также и с редуцентами. Это, например, дождевые черви, разлагающие листву. Но стоит появиться ещё и непривычным насекомым, горожане сомневаются, нужны ли они здесь.

На мой взгляд, основная цель биоразнообразия в городе – комфортное самочувствие уже находящихся видов, а не создание природных экосистем, как в Подмосковье или Муромских лесах. Основа для города – это флора, а не фауна.

Какую роль играют растения для городской среды?

Популярный миф: растения важны, ведь они выделяют кислород. Но в действительности они занимают очень небольшую площадь и вырабатывают не так много кислорода, как нужно городу. Эту проблему флора не решит.

В действительности растения полезны для локального улучшения микроклимата. Вспомните жаркие летние дни, когда вы попадаете на улицу, разница между открытым проспектом и тенистым бульваром становится очевидной. Это более комфортная температура и приятный воздух.

Также растения улучшают визуальную среду. Приятный зрительный образ зелени, способствующий душевному спокойствию, гораздо лучше каменных джунглей. Этим занимается отдельная наука – видеоэкология.

Третья важная задача растений – создание зон для рекреации. Горожанам необходимы зелёные зоны со скамейками во дворах, бульвары, парки и лесопарки для отдыха и восстановления сил.

Сформированный зелёный каркас города хорошо влияет на психоэмоциональное и физическое состояние горожан.

Как подбираются растения для зелёного каркаса?

Растения — это первый уровень экосистемы. В городских условиях важно, чтобы растение было устойчивым к среде и действительно её улучшало, чтобы не повторилась история с тополями.

Семьдесят лет назад была высокая потребность в быстровозводимом жилье и таком же озеленении, поэтому строили хрущёвки и сажали тополя. Прошедшее время показало, что решения были не самыми удачными. Такие деревья быстро растут и озеленяют город, однако, ежегодно жители страдают от пуха.

Другой пример – каштан конский, очень красивое цветущее дерево. Но с середины лета из-за моли каштаны стоят без листвы и расстраивают своим печальным видом. Ещё есть вязы, подверженные голландской болезни, или ясени, уничтожаемые златкой.

Оказывается, что почти каждая порода деревьев, которую мы хотели бы видеть, чем-то болеет. Это встречается и в природе, однако, в городе это заметнее, ведь часто мы озеленяем территорию монокультурно. Когда в сквере появляется вредитель, практически все деревья на этой территории оказываются заражены. Решить проблему можно озеленением площади несколькими культурами. Такое биоразнообразие более устойчиво: даже если заразится один вид, останутся здоровыми другие.

Как решать проблему неустойчивости растений? Может ли биоразнообразная экосистема решать проблемы самостоятельно, или необходима помощь?

Растения часто сталкиваются с вредителями. Чаще всего с насекомыми, питающимися листвой. В Ботаническом саду с ними успешно справляются птицы, потому что в локальной экосистеме есть условия для них. Например, синицы в какой-то степени регулируют численность моли. Чтобы это продолжалось, необходимы условия для гнездования и пища в остальное время года, когда этих насекомых нет. То есть мы поддерживаем разнообразие и заботимся об условиях для уже имеющихся растений, а также создаём условия для комфортного нахождения функционально полезных видов. Стоит стремиться к этому и в городском масштабе.

Также важно соблюдать возрастную структуру деревьев. Если у нас останутся исключительно молодые посадки, то птицам будет негде жить и нечем питаться. Идея реновации деревьев подобно реновации жилья ошибочна: она ударит по биоразнообразию и лишит нас и насекомых, и птиц. В таком случае сами молодые деревья будут неустойчивы.

Сейчас много говорят о необходимости помогать насекомым. Набирают популярность городские ульи на окнах. Можно наблюдать за жизнью пчёл, а также помогать опылению. Это действительно способствует биоразнообразию?

Если наша цель в том, чтобы способствовать опылению, то это хороший шаг на пути к биоразнообразию. Можно так опылять небольшие луговые системы, это будет помогать вызревать семенам растений, которыми потом будут питаться птицы. Но для этого такие лужки должны быть в городе. При этом часто в документах они значатся как газон, который нужно регулярно косить. И если ГБУ «Жилищник» всё скосит, то не только пчёлы не смогут помогать биоразнообразию, его не станет в принципе. По большому счёту такой улей нужен горожанам для наблюдения и созерцания.

Ещё одним трендом становятся плодовые деревья в городе. Набирает популярность городское садоводство на крышах, во дворах и на соседских огородах. Насколько это способствует биоразнообразию и насколько это безопасно?

Если этот сад находится не в самом центре Москвы, не вблизи магистралей, предприятий и мусорных полигонов, то, на мой взгляд, это безопасно. Важно отметить, что нужна чистая почва, так как растение забирает химические элементы именно оттуда. Поэтому лучше приобрести грунт или привезти его с дачи. Часто городские почвы сильно загрязнены тяжёлыми металлами с середины прошлого века.

Выращенные на них культуры я бы не рекомендовал есть. А, например, томаты черри, выращенные в чистом грунте, для пищи пригодны, главное – хорошо их помыть.

Я большой поклонник крышного озеленения и считаю, что оно должно быть в городе, и чем больше, тем лучше! У меня даже был расчёт, представленный на одной конференции про пищевую безопасность. Мы подсчитали, сколько на плоских крышах Москвы можно вырастить томатов черри, если разбить огородики. Получилось, что ими можно обеспечить Москву на 20 %.

Но при всех плюсах такое садоводство выключено из экосистемных связей. Поэтому это такое же биоразнообразие, как содержание домашних питомцев.

Представим газон, который перестали косить из-за протестов местных жителей. Способна ли там восстановиться экосистема? Может ли биоразнообразие сформироваться самостоятельно?

Экосистема способна восстановиться, потому что запас семян в почве может сохраняться до 10 лет. Много семян летает в воздухе, их переносят насекомые и птицы. Поэтому даже если ГБУ «Жилищник» косил этот газон несколько лет, шансы на восстановление есть.

Конечно, если всё пустить на самотёк, то экосистемы способны восстановиться и самостоятельно. Такой эксперимент невольно произошёл в Чернобыле. Но город – место, где живут люди, а значит необходим контролируемый процесс восстановления биоразнообразия вокруг нас.

Сценарии могут быть абсолютно разными. В городской среде симпатичен путь контролируемых изменений, когда мы локально понемногу воздействуем, создаём что-то. Это помогает сэкономить ресурсы и решать возникающие задачи постепенно. Отслеживаем, что у нас растёт и появляется. Если появится борщевик или клён ясенелистный, то избавляемся. Если дуб или липа – оставляем. Небольшими усилиями, мы постепенно конструируем экосистему.

Каковы шансы отдельного двора, находящегося в условном каменном мешке без других дворов или парков по соседству, на полноценное восстановление, в сравнении с территорией, частью водно-зелёного каркаса города?

Безусловно, вхождение в водно-зелёный каркас города способствует восстановлению экосистем. Опять же, всё зависит от нашей конечной цели.

Отдельно взятый двор будет зеленеть и радовать местных жителей, если есть шланг и садовник, который будет растения поливать. Этого будет вполне достаточно для создания комфортного микроклимата и визуальной среды для рекреации.

Но если цель – стать частью какой-то глобальной экосистемы, чтобы во дворе останавливались перелётные птицы, оставляли насекомых или семена растений, то у отрезанной территории нет больших шансов на это.

Возможно вам будет интересно

Редакция не несет ответственности за полноту содержания и достоверность информации, приводимой авторами. При перепечатке материалов ссылка на журнал «Экоурбанист» обязательна.  @2023 — Все права защищены. Выпускается и поддерживается Гильдия Ландшафтных Инженеров (Гильдия ЛАИН) и Smart Urban Nature(SUNLAB).  АССОЦИАЦИЯ ГИЛЬДИЯ ЛАНДШАФТНЫХ ИНЖЕНЕРОВ | ИНН 7716942510 | ОГРН 1197700015370